Как играть в настольные игры, чтобы дети их не возненавидели

Статья Сергея Пархоменко, создателя настольных игр «Банды умников», на мой взгляд столь же актуальна сегодня, как и в момент написания. Оригинал здесь.

Про то, как играть в обучающие игры, и не только.

Ощущение успеха, ощущение того, что у тебя что-то получается, очень сильно влияет на то, нравится человеку заниматься каким-то делом, или нет. И в занятиях с детьми, и при разработке игр, и в тренингах для взрослых я всегда стараюсь делать так, чтобы людям нравился сам процесс, чтобы он был интересен и комфортен для них. Для меня это стало уже само собой разумеющейся вещью, которую я не замечаю – просто по умолчанию исхожу из этого.

На игротеках «Банды умников» мы часто имеем дело сразу и с детьми, и с родителями. Объяснить родителям, что это за игры, и как обучать детей в игре, даже более важно, чем собственно поиграть с детьми. Конечно же, родители стараются помочь детям поскорее понять правила, вникнуть в суть, поясняют как верно ходить и пр. И в этом процессе очень наглядны становятся некоторые стереотипные педагогические ошибки, которые взрослые усвоили, несомненно, в школе (где далеко не всегда кого-то волнует, нравиться ребёнку то, что он делает, или нет).

Ты же это знаешь!

Это такой укор, претензия. Например, нужно сложить четыре и шесть — и ребёнок затрудняется это быстро сделать. И такой ещё поглядывает на пальчики — но знает, что на пальцах ему считать мама не разрешит, ведь он уже «большой». А его мама, полная праведного укора, стыдит его — она же ему это уже не один раз объясняла, да и таблицу сложения они учили.

Страх – плохой помощник в развитии позитивной мотивации. Ребёнок, который боится получить порицание, большую часть психической энергии тратит на тревогу, заинтересоваться при этом самой игрой затруднительно. В таких случаях дети часто просто молчат и смотрят в стол, или, даже не пытаясь подумать, сразу говорят «не знаю».

Если я вижу, что ребёнок затрудняется пусть даже и в простом вопросе, то веду себя подчёркнуто мягко и тактично, чтобы не попасть в этот стерепотип «укоряюще-требующего» взрослого.
Я не буду «в лоб» спрашивать «Ну, сколько же будет четыре плюс шесть?» — я скажу «М-м-м, дай-ка подумать, сколько же будет четыре плюс шесть…» или «А как же нам выяснить, сколько будет четыре плюс шесть, кто-нибудь может придумать способ?»

Чтобы ещё быстрее «растопить лёд», и снять у ребёнка этот страх ошибиться (и получить за это порцию порицания), я сам могу «забыть» сколько будет два плюс два, или назову красный синим – дети меня поправят, и всем будет понятно, что ошибаться или не помнить чего-то здесь совсем не страшно, и за это здесь не ругают.

Нет, не так!

Вообразите, что вы играете в «тепло-холодно», и теперь ваша очередь искать. И вот вы входите в комнату, и вам сразу говорят «холодно». И куда бы вы не направились – вам продолжают говорить «холодно». Шкаф — «холодно», диван — «холодно», стол — «холодно», налево — «холодно», направо — «холодно». Никаких намёков. Насколько интересно так играть? Скорее всего, вы просто остановитесь и прекратите поиск.

А может, вы решите пойти на принцип, и станете перебирать вообще все вещи, сканируя комнату сантиметр за сантиметром. В итоге, вы подошли к столу («холодно»), открыли ящик («холодно»), достали коробку («холодно»), в коробке перебрали все вещи и нашли шкатулку — и вот наконец-то партнёр по игре сказал «горячо, обожжёшься!» Оказывается, он не знал, что в этой игре должны быть всякие температурные градации, а думал, что можно говорить либо «холодно», либо «горячо, обожжёшься!»

Вот примерно так же многие взрослые «помогают» детям в поиске верного решения задачи. Их не волнует, какая часть рассуждений верна — они указывают исключительно на ошибку. Получая одно за другим «холодно», ребёнок теряет интерес к процессу. Да и веселья в игру это не добавляет абсолютно точно.

Какое бы неверное действие не сделал ребёнок (или взрослый), практически всегда можно скорректировать его, не использую категоричные «неверно», «не так», «неправильно», «ты ошибся». Наоборот, всегда можно похвалить, что малыш сделал хоть какое-то действие. Он подумал, что-то предположил и принял решение — это уже большое дело! Он «вошёл в комнату» — это уже «тепло»!

«Да, если бы мы складывали всех животных вместе, это было бы так, но тут по правилам нужно складывать их отдельно»

«Ага, ты отлично закричал «Турбо!», но давай внимательно посмотрим, что у нас на карте с условием»

«Да, тут четыре угла, но как быть с остальными признаками?»

«Да, так, действительно можно сходить! Сейчас правда ходить должна Маша — если она не заберёт эти карты, то это сможешь сделать ты»

А ещё можно не «тыкать» в ошибку, а помочь найти верное решение, или сделать задания посильными.

«Давай посчитаем на пальчиках», «помоги мне убрать все сложные карты, где внизу три точки», «давай посмотрим, если мы две половинки пиццы сложим на одну тарелку — сколько на тарелке будет пицц?», «давай представим, что в вазе было восемь яблок, но сорока утащила несколько, и их осталось пять — сколько она утащила?».

Вот как надо!

Это замечательно работает в комбинации с двумя вещами, о которых сказано выше. Примерно так это будет звучать: «Ты же это знаешь, вспоминай! Нет, не восемь! И не четырнадцать! Ну смотри, ведь шесть плюс четыре будет десять!»

Прям как комбинация в боксе: обманно-отвлекающее движение, блок, блок, удар! У противника нет шансов провести ни одного эффективного действия!

Взрослым как-то трудно держать в голове, что смысл занятий и игр с ребёнком — это процесс, а не результат. То есть весь смысл в том, чтобы ребёнок подумал о том, сколько же будет четыре плюс шесть, нашёл способ это проверить. И если вдруг у него не получается это сделать быстро —будет мало проку, что ему кто-то сообщит правильный ответ. Помощь взрослого может заключаться в том, что он поможет найти способ посчитать, покажет смысл тех или иных операций.

Я давно подавил в себе вот этот порыв подсказывать правильный ответ. С моей точки зрения задача обучения – научить ребёнка искать и находить правильный ответ, а предоставление готовых правильных ответов прямо противоречит этой задаче.

Если ребёнку сложно решать какие-то задачи — то я просто предлагаю задачи попроще, которые будут для него посильны, понятны, и в которых он будет успешен. Он получает прочный опыт с ними — и для него уже становится доступным следующий уровень сложности.

То есть просто нужно сделать шаг назад, снизить планку. Самое интересное, что при этом можно намного быстрее достичь прогресса в обучении, чем пытаясь таки как-то «затащить» ребёнка сразу на трудный, некомфортный для него уровень задач. Это не говоря уже об удовольствии от процесса и формировании позитивной учебной мотивации.

Именно для этого при разработке игр «Банды умников» сразу предусматривалось, что во всех играх есть варианты упрощения и усложнения правил, или карты отмаркированы по сложности, чтобы можно было начинать с простых, и постепенно вводить в игру сложные.

Слушай внимательно, тебе объясняют!

Когда детям рассказывают что-то неинтересное — они не слушают. Это, кстати, довольно логично с их стороны. Взрослые склонные решать такие досадные затруднения по-простому, директивно, то есть заставлять себя слушать: «не отвлекайся», «слушай внимательно», «ты всё поняла?», «повтори, что я сказал» и пр. Понятно, что это не добавляет процессу ни интереса, ни веселья, а слушают дети всё равно невнимательно (ибо детское внимание мало подвластно своим хозяевам).

Чтобы привлечь внимание ребёнка (да и взрослого) неэффективно говорить «слушай меня» — нужно просто делать что-то интересное.

Для этого важны две вещи: во-первых, самому хорошо разобраться с правилами, чтобы объяснять складно и динамично, не путаясь в показаниях, во-вторых, использовать немного фантазии.

У игр чаще всего есть «сеттинг» — тема оформления. Например, «Делиссимо» — это игра про пиццу и курьеров, выполняющих заказы. Как только мы начнём рассказывать не про алгоритм перекладывания карточек с места на место, а историю про то, что курьеры на мотороллерах хотят выполнить свои заказы быстрее всех, и делают они это так-то и так-то — нас будут слушать намного охотнее.

Даже если у нас не выходит истории, мы всегда можем добавить нашему рассказу драматизма. Например, вместо «вот я выкладываю карту с тремя ёжиками, и количество ёжиков становится больше, чем лягушек» сказать «вот на полянку выбегают три колючих ёжика, и такое большое количество ёжиков легко задаст жару такому количеству лягушек».

Да и в самой игре взрослые частенько забывают, что, играя с детьми, можно бы вести себя чуть менее серьёзно. Даже самые простые вещи, вроде издавания автомобильных звуков «вжжж» и «ррррр» при выкладывании карточек с автомобилями в «Трафик-джеме», заметно меняют атмосферу происходящего.

***
Самое замечательное, что когда взрослый умеет избегать вот этого стереотипного школьно-директивного поведения — перестаёт оценивать, корить, указывать, и в целом относится к процессу проще и позитивнее — то игра доставляет намного больше удовольствие не только детям, но и самому взрослому!

Поделиться:
Запись опубликована в рубрике Настольные игры, Необычная математика, Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 70 = 80